Rambler's Top100
ИНВЕСТМАРКЕТ
www.investmarket.ru
Аналитика
02.10.2010
Александр Дроботов: "Тольятти теряет инвестиции местного бизнес-сообщества"

   Где тольяттинский бизнес размещает свои инвестиции и почему у нас опасно сегодня носить гордое звание «благотворитель», как городу удалось избежать народных волнений и осталась ли в Тольятти настоящая политика, «ПН» рассказал депутат губернской думы Александр Дроботов.
   
   – Александр Николаевич, Тольятти – город уникальный в своем роде. И то, что смертельно для других, нас только подпитывает новой энергией. Вы с этим согласны?
   
   – Да, это так. Тольятти за последние два года испытал такое потрясение основ, которое не выпадало ему за все предыдущее время. Разве кто-то мог представить себе, что надежнейшие экономические структуры зашатаются или что-то может случиться с АВТОВАЗом? Или что у нас настолько вырастет количество безработных? Мы вместе с кризисом во-шли в новую экономическую реальность, и это вывело на новый уровень требования к городским властям. Эти тяжелые условия и стечение обстоятельств, из-за которых мы стали «моногородом», в результате вызвали ответную реакцию правительства. И такого объема помощи город не получал никогда – наверное, с момента строительства АВТОВАЗа. И если бы не новая экономическая реальность, вопрос об ОЭЗ рассматривался бы еще несколько лет. Я знаю, как правительство и Минфин относились к таким зонам на территории России. Здесь предлагаются условия, при которых бизнес может развиваться.
   
   – Как вы сегодня оцениваете тольяттинскую бизнес-площадку и возможность развивать свое дело в этом городе?
   
   – Бизнес очень чувствителен к возможности существования и зарабатывания на этой территории. Вообще Самарская область, а вместе с ней и Тольятти в последнее время приобрели дурную славу в среде бизнеса. Здесь очень жесткие налоговые условия, земельные споры, которые нескончаемо сотрясают предприятия. Это чувствительнейшие зоны всяческого контроля и переконтроля, который промышленным предприятиям не удается пережить. И в результате инвестиции из Тольятти благополучно утекают. Где сегодня тольяттинский бизнес размещает свои деньги, которые образовались от бизнеса? В Ульяновской, Оренбургской областях, Татарстане. Где более-менее приемлемые условия, туда и уходит капитал. Может быть, это временное явление, и, видя ситуацию, федеральные службы поостерегутся дальше так закручивать гайки.
   
   – Есть мнение, что среднего класса, который был в Тольятти до кризиса, почти не осталось.
   
   – Средний класс есть, но он не выпячивается. Дело дошло до того, что даже благотворительную деятельность люди пытаются не показывать, потому что завтра к ним придет налоговая инспекция и будет трясти по полной программе. Но средний класс значительно просел. Настолько просел, что это повлияло на количество серьезных покупок дорогостоящих вещей – мебели, машин, квартир, домов. Вся сфера услуг, строительство, риелторы – все питались за счет денег, которые приносил клиент, работающий на серьезном производстве. А когда просел ВАЗ, денег не стало.
   
   – Как вы думаете, что помогло Тольятти избежать народных волнений? Митинги в поддержку автозавода собирались достаточно часто, и многие ожидали, что они закончатся погромами.
   
   – Когда народ теряет последнюю надежду, уходит тот сдерживающий психологический рычаг, который держит человека в рамках цивилизованного поведения. И пока остается надежда, человек старается не рубить все концы к отступлению, оставляя себе место к более-менее благополучному существованию. Никто не стал рубить с плеча – 30 тысяч работников не были выброшены на улицу, они были переведены в «дочки» или трудоустроены с помощью федеральных служб занятости. Это говорит об ответственности руководства завода и города по отношению к ситуации. Митинги, конечно, сыграли свою роль. Они показали, что может быть, если таких отчаявшихся людей будут десятки тысяч.
   
   – Некоторые считают, что избавление от социальных объектов на АВТОВАЗе происходит только потому, что новые руководители завода не заботятся о своих работниках.
   
   – Что такое АВТОВАЗ до прошедших реформ? Производство, которое тратило миллиардные суммы на содержание социалки, на участие в проектах, вытягивающих деньги. Вся эта социальная среда напрямую влияет на себестоимость автомобиля. Снижение себестоимости может и не вылиться в снижение цены, но оно повлияет на формирование устойчивости предприятия. Это просто позволит заводу выживать и конкурировать.
   
   – В Тольятти, кажется, нет настоящей политики. И, кажется, не может быть в принципе, потому что статус у города мелковат.
   
   – Конечно, Тольятти не может иметь полномочия субъекта федерации, как Москва и Санкт-Петербург. Здесь приходится действовать в рамках федерального и областного законодательств. И только маленькая толика нормативных актов, которая находится в полномочии местного самоуправления, дает возможность депутатам действовать. Все мы хотели бы масштабов. Например, взять и ввести смертную казнь за продажу наркотиков. Но местная политика все же есть, и гордума играет важнейшую роль. Сейчас уровень проникновения депутатов в дела чиновников мэрии такой, что ни одно серьезное действие, влияющее на жизнь города, не проходит без их участие.
   
   Александр ДРОБОТОВ в 1973 году окончил Тольяттинский политехнический техникум, затем получил специальность юрист-правовед. Работал старшим следователем в следственных подразделениях УВД, в административном отделе тольяттинского горкома КПСС. В 90-е и «нулевые» – бессменный председатель Тольяттинской гордумы. С 2009 года – депутат Самарской губернской думы.

Источник: TLT.ru
Реклама